Последний из могикан

Помнить о человеке, вошедшем в историю отечественной науки, всегда важно. И хорошо, что в этом нам помогают книги…

Недавно в Казахском национальном университете им. Аль-Фараби состоялась презентация сборника воспоминаний об академике Евгении Гвоздеве – создателе научной школы экологической паразитологии в Казахстане. Книга выпущена в серии «Өнегелi өмiр».

Быть ученым

Надо сказать, что университет вот уже более 10 лет занимается соз­данием книг серии «Өнегелi өмiр» о выдающихся личностях, государственных и общественных деятелях, организаторах науки и образования в Казахстане. Книга о талантливом ученом-зоологе, академике НАН РК Евгении Васильевиче Гвоздеве в этой серии – 84 по счету. На презентации собрались ученые, бывшие коллеги и друзья Евгения Гвоздева, которым довелось с ним работать и много лет идти рядом по жизни. 

Евгений Васильевич поистине был «последним из могикан», и не только потому, что его биография неразрывно слита с биографией ушедшей в историю большой когда-то страны, бурным и неспокойным ХХ веком, наполненным революциями, репрессиями и войнами. Но и потому, что он был из той редкой когорты ученых «от бога», для которых наука – суть и смысл всей их жизни. 

Сложно даже перечислить все звания и научные регалии Евгения Гвоздева, такое огромное их количество. Он был доктором био­логических наук, профессором, академиком Национальной академии наук РК, заслуженным деятелем науки Казахстана, почетным членом обществ паразитологов России, Чехословакии, Болгарии, автором более 250 научных работ. 

С 1971 по 1988 год руководил Научно-исследовательским институтом зоологии, более 10 лет был первым вице-президентом Академии наук КазССР, с 1994 по 2001 год – членом президиума Казахстанско-Среднеазиатского зоологического общества, председателем научного совета «Животный мир Казахстана, его развитие, преобразование и охрана» при Президиуме АН КазССР, членом редколлегии журнала Ecologycal parasitology, издаваемого в Санкт-Петербурге, членом редакционного совета первого казахстанского зоологического журнала Selevinia.

Евгений Васильевич был награжден двумя орденами Ленина, орденами Трудового Красного Знамени и Отечественной войны II степени, почетным нагрудным знаком «За мужество и любовь к Отечеству. 1941–1945», орденом «Құрмет», множеством медалей. Дважды избирался депутатом Верховного Совета Казахстана, 10 лет был членом Президиума Верховного Совета. Но самое главное – он из тех редких ученых, кто оставил свой след в мировой науке – его имя присвоено более чем 30 микроорганизмам, впервые им описанным. Он был истинным интеллигентом, человеком огромной культуры, высоких нравственных начал, энциклопедических знаний.

Выбор цели

…Детство будущего академика прошло в Пушкиногорье, среди удивительно красивой природы, овеянной сказочной поэзией гения русской литературы. Но, несмотря на то что он рос в «поэ­тической обстановке», профессию выбрал далекую от изящной словесности. Вернее, она сама его выбрала. Его отец Василий Иванович был агрономом и с детства пристрастил сына к ботанике – учил определять растения, рассказывал об их свойствах. В 1930-х годах семья переехала в Ленинград. Туда, в областное земельное управление, перевели отца Евгения Васильевича. Но безмятежная жизнь в городе быстро закончилась – страну захлестнул вал сталинских репрессий, не обошли они и Гвоздевых.

Однажды глубокой ночью отец был арестован. Он оказался в знаменитых «Крестах», отсидел там четыре месяца, а потом его отправили в ссылку в глухие мес­та Новосибирской области. За отцом поехала и семья – мать и трое детей: 15-летний Женя, Таня 12 лет и 9-летний Коля. 

Но через некоторое время на семью Гвоздевых вновь обрушились испытания, и чтобы второй раз не оказаться «врагом народа», сослуживцы посоветовали Василию Ивановичу уехать куда-нибудь подальше. И Гвоздевы вновь отправились в дорогу, в село Бакчар Томской области, но Женя остался в Новосибирске, так как оканчивал школу, которой в далеком сибирском селе не было. В этом городе судьба свела 15-летнего подростка с Максимом Дмитриевичем Зверевым, знаменитым впоследствии писателем-натуралистом, встреча с которым кардинально изменила его жизнь. Тогда Максим Зверев тоже был репрессированным, отбывал срок в Сиблаге. На долгие годы он стал для Евгения Гвоздева и наставником, и близким другом. Собственно, благодаря Звереву Гвоздев и оказался в Алма-Ате. 

А было это так. Осенью 1937 го­да Максим Зверев уехал в Москву к своему давнему другу и коллеге профессору Мантейфелю. Поездка эта была не случайной: сведущие люди посоветовали ему скрыться, так как предполагались повторные аресты. Так получилось, что в это время к Мантейфелю приехал за помощью директор организующегося в Алма-Ате зоопарка, которому нужны были профессиональные кадры. И профессор посоветовал ему пригласить на работу Максима Зверева, дескать, он уже организовал зоосад в Новосибирске, поэтому имеет в этих делах очень хороший опыт. Максим Дмитриевич сразу дал на это согласие. Вскоре он написал Гвоздеву, что в Алма-Ате открылся университет и предложил приехать. Недолго думая, Женя так и сделал и вскоре стал студентом биологического факультета. 

Когда началась война, Евгения Гвоздева, студента уже третьего курса, мобилизовали и отправили во Фрунзенское пехотное училище. Обстановка на фронте была сложной, враг стоял у стен Моск­вы, поэтому курсантов ­обучали по ускоренной программе. Гвоздеву присвоили звание старшего сержанта и отправили на фронт в составе 40-й стрелковой бригады. В октябре 1941 года он оказался под Москвой. В одном из боев в Волоколамском направлении Евгений Гвоздев был ранен и отправлен в эвакогоспиталь в Москву, оттуда в Ижевск, затем в госпиталь города Воткинска, что в Удмуртии. Там он узнал, что вышел приказ Главнокомандующего, по которому всех выпускников вузов возвращали в институты для завершения учебы. 

Заразиться паразитологией

Путь в большую науку для Евгения Васильевича начался с серьезных работ в области паразитологии. А «заразил» его этим крупный ученый Валентин Александрович Догель, член-корреспондент Академии наук СССР, который во время войны был эвакуирован в Алма-Ату из Ленинграда. Он был не только паразитологом, но и зоологом высокого класса, эволюционистом. Гвоздев считал его великим ученым, занятия которого были настолько интересными, что после недолгих раздумий он изменил орнитологии, которой поначалу намеревался заняться, и занялся паразитологией.

Свое первое научное открытие Евгений Гвоздев сделал, будучи еще студентом. Препарируя гольцов, в одной из рыб он нашел ранее не встречавшийся в Казахстане вид паразита, написал по этому поводу научную статью, и его курсовая работа получила премию. О молодом, подающем надежды ученом написала даже ведущая газета страны «Комсомольская правда». Но у него не вскружилась голова от первых успехов, Гвоздев настойчиво, вдумчиво и последовательно занимался изучением огромного неведомого глазу «параллельного мира» микроорганизмов. Позже Валентин Александрович Догель рекомендовал его в аспирантуру только что созданного Института зоологии. 

Интересный факт – едва став аспирантом, Евгений Василье­вич получил повестку из воен­комата – его опять намеревались призвать в армию, шел 1944-й военный год. На этот раз помог Каныш Имантаевич Сатпаев, срочно отправив молодого ученого в экспедицию в Бартогай собирать материал по аспирантской теме. Сатпаев понимал, что талант­ливые кадры надо беречь, тем более, что война шла к завершению, и впереди предстояла большая работа по созданию научной базы в республике. Чем Евгений Васильевич активно и занялся. Вдоль и поперек исколесил в экспедициях весь Казахстан, в общей сложности описал более 30 совершенно новых видов организмов, некоторые получили его имя. Не однажды приходилось работать и в очагах опасных инфекций, рискуя порой не только здоровьем, но и жизнью. 

В 29 лет после защиты в 1947 году кандидатской диссертации Гвоздев был назначен на должность заведующего лабораторией и оставался ее бессменным руководителем около 40 лет. За эти годы он создал свою школу учеников и выработал ряд важных научных направлений, которыми были охвачены почти все группы беспозвоночных и позвоночных животных. Это было почти невероятно, если учесть обширную территорию Казахстана и огромное разнообразие фауны беспозвоночных!

Несмотря на то, что в 70–80-е годы Евгений Васильевич занимал уже пост директора Института зоологии, был первым вице-президентом Академии наук КазССР, вел обширную общест­венную работу, он продолжал заниматься научными исследованиями. 

– Нам повезло, что мы работали рядом с Евгением Васильевичем. От него исходило редкое тепло, не случайно к нему – порядочному, благородному и интеллигент­ному ученому – так всегда тянулись люди. Он обладал какой-то особой внутренней памятью на добрые дела, – говорил на встрече доктор биологических наук, заведующий лабораторией орнитологии Института зоологии Анатолий Ковшарь.

«Наш гвоздик»

На презентации огромный вклад Гвоздева в науку Казах­стана отметил академик Торганбай Досжанов. А академик Иса Байтулин, в прошлом директор Института ботаники АН КазССР,­ предложил назвать именем Евгения Гвоздева Институт зооло­гии. Его поддержала док­тор биологических наук Лидия Курочкина, которая долгие года работала вместе с Евгением Васильевичам. Много теплых слов сказал о Евгении Васильевиче российский профессор Николай Аладин, специально прилетевший на презентацию книги из Санкт-Петербурга. 

Большой друг семьи Гвоздевых Надежда Ниретина, директор архива К. Сатпаева Института геологических наук им. К. Сатпаева, вспоминала, как трогательно называл Евгения Васильевича академик Илларион Григорьевич Галузо – «наш гвоздик». 

– Евгений Васильевич остается для нас примером верного служения царице-Науке, – сказала она. – Он был не только крупным ученым, я бы назвала его «аристократом от науки», потому что эта высочайшая арис­тократическая планка была у него во всем – и в научных исследованиях, и в отношениях к людям. Зная его долгие годы, часто с ним общаясь, должна сказать, что в нем поразительно органично сочетался огромный масштаб ученого с простотой и доступностью обычного человека. Казахстан всегда был страной, богатой на талантливых людей, которые приносили славу казахстанской науке. 

Таким его и будут помнить казахстанцы.

Елена Брусиловская

 

http://www.kazpravda.kz/articles/view/poslednii-iz-mogikan1/